Дальние-близкие

Из-за закрытых в пандемию границ наиболее 100 тыщ зарубежных студентов не смогли возвратиться в Россию опосля каникул и придти в аудитории первого сентября. Это практически третья часть из тех, кто обучается в нашей стране. Что им сейчас созодать? На этот вопросец в интервью «РГ» ответила ректор Муниципального института российского языка имени Пушкина Маргарита Русецкая. Маргарита Русецкая: Когда таковая ситуация, лучше обучаться дистанционно, чем не обучаться совершенно. Фото: Миша Синицын/РГ

Маргарита Николаевна, как начали учебный год?

Маргарита Русецкая: Русские студенты (с учетом всех требований Роспотребнадзора) очно. Семинары проходят в институте: всем выдали маски, всюду — санитайзеры и рецикуляторы. А вот поточные лекции мы обязаны проводить в онлайн: у нас в институте таковых «стадионов» нет, чтоб высадить весь курс в шахматном порядке. В этом году, невзирая на трудности электрического набора, мы опять набрали весьма мощных ребят. Средний балл — 92. Но педагогам пришлось находить новейшие формы взаимодействия со студентами, и это просит от их и доп времени, и компетенций.

Наиболее половины ваших студентов — иноземцы. Границы закрыты. Что с ними будет?

Маргарита Русецкая: По квотам правительства Рф в вузе должны были обучаться 340 человек. Они не смогли приехать по понятным причинам. Учебный год начался, всех, кто зачислен из зарубежных студентов, мы должны учить. Как? Страны различные, потому и сам формат взаимодействия — различный. Для студентов из Европы и Китая организовали дистанционное обучение (педагогический процесс, в результате которого учащиеся под руководством учителя овладевают знаниями, умениями и навыками): они подключаются к видео-лекциям и семинарам.

Учебный год начался, всех зарубежных студентов мы должны учить

Там, где сеть дозволяет, заморочек нет. Но у нас обучаются и ребята из государств Африки, где устойчивого веба, который бы обеспечивал обычный видеосигнал, нет. Для кубинских студентов удаленка — тоже неувязка из-за того, что их сети не разрешают нормально подключаться к занятиям. Потому с ними общаемся через электрическую почту, высылаем задания и видеопрезентации. Возлагаем надежды, все возвратится на круги своя.

Что необходимо знать о новейших правилах приема в институт

Как ситуация скажется на авторитете русского образования в мире? Будет ли нанесен ему урон?

Маргарита Русецкая: Не только лишь Наша родина в нее попала, и не только лишь к нам студенты двигались обучаться, а сейчас посиживают на удаленке. Потому гласить о каком-то неповторимом вреде репутации русского образования не приходится.

Да и снутри страны у нас все весьма по-разному. Все зависит от того, как издавна университеты врубились в формат онлайн-образования. У нашего института практически 5 лет опыта «дистанционки». Мы специально учили педагогов этому формату. Перевели программки в онлайн. И, естественно, были готовы. И еще. Обучение (педагогический процесс, в результате которого учащиеся под руководством учителя овладевают знаниями, умениями и навыками) языку в удаленном режиме — особенная стезя. Весь мир так делает. Это комфортно и отлично, если гласить о исследовании зарубежного языка и остальных филологических дисциплин. Пока огромного риска для нашего института я тут не вижу. Вообщем, и у нас есть контингент, который отказался от онлайн-занятий, заявив, что будет ожидать, когда поменяется ситуация. Это курсисты летней школы, которые приезжают в Москву, чтоб повысить квалификацию в области российского языка либо выучить его с нуля. Для их практика связана и с возможностью погружения в нашу культурную среду.

К слову, минобрнауки подготовило аналитический доклад, где анализировало, как университеты окончили год и как они отвечают всем требованиям, предъявляемым к высокому образованию в этих критериях. В целом можно сказать, что система совладала и адаптировалась. Но необходимо осознавать: если удаленка навечно, почти все специальности просто не выдержат такового тесты. Практику и лабораторные занятия для их при всем желании нереально перевести в онлайн. Тут мы буквально не сформируем нужных компетенций. Потому надеюсь, что все это максимум на осенний семестр, что университеты не закроют свои двери и не утекут в онлайн на сто процентов.

В Госдуме предложили ввести студенческий капитал

Я, когда слышу онлайн, представляю для себя зимний помидор из теплицы — без вкуса и аромата…

Маргарита Русецкая: Мы проводили опрос студентов и педагогов на предмет их чувств от этого формата. У ребят целый ряд сложностей, начиная с отсутствия подходящих девайсов и заканчивая психическими неуввязками. Трудно вынудить себя подняться с дивана и включиться в суровую лекцию. Кто-то сетовал на то, что тяжело ассоциировать свои результаты с оценками одногруппников, а это тоже понижает мотивацию. И в конце концов, студенческая жизнь, друзья, тусовка бывают один раз в жизни…

Но, согласитесь, когда таковая ситуация, лучше обучаться дистанционно, чем не обучаться совершенно либо остановить образование, скажем, на год. Естественно, когда идет речь о курсах увеличения квалификации, то они еще эффективнее в онлайн-формате: можно индивидуализировать программку, не растрачивать времени на дорогу.

Источник: rg.ru

Добавить комментарий